Они спасли Москву

В День Победы всегда вспоминают про Панфиловскую дивизию. Но
есть ее неизвестный близнец – 312-я стрелковая дивизия из Актюбинска, сыгравшая не менее значимую роль в битве под Москвой. Она почти полностью полегла в осенних боях под столицей.

Первый приказ о тотальной мобилизации не касался Среднеазиатского и Дальневосточного военных округов. Призывников из этих регионов планировали использовать для усиления границы с Японией и Китаем. И только в середине июля 1941 года, когда случились первые катастрофические поражения Красной армии, начали срочно формироваться 316-я и 312-я стрелковые дивизии в Алма-Ате и Актюбинске.


Командиром 312-й дивизии назначили полковника Александра Наумова. Уроженец Акмолы из семьи потомственного казака. Отец погиб в русско-японскую войну, оставив сиротами шестерых детей. Сам Александр Федорович отлично знал казахский язык, в юности преподавал в казахской школе. Прирожденный воин и командир. В Первую мировую войну он кровью заработал офицерский чин, был награжден орденами. Как-то двадцатилетний хорунжий Наумов с взводом казаков взял в плен более ста немцев. После революции он перешел на сторону Советской власти, командовал эскадроном, ротой, затем батальоном.


Основной базой формирования 312-й дивизии были лагеря ОСОАВИАХИМа и пионерлагерь в селе Карагалинское, что близ Актюбинска. Общая численность дивизии составила 11 347 человек. Среди многонационального состава дивизии преобладали русские (4 460 человек), казахи (3 556) и украинцы (2 012). Из других национальностей были узбеки (212), татары (184), таджики (86), туркмены (74), белорусы (23). В основном это были призывники 1908-1918 годов: из Актюбинской области – 6 654 человека, ЮКО – 3 264, Уральска – 1 700, Гурьева – 691 и Кзыл-Орды – 450 человек.
18 августа 1941 года дивизия была погружена в эшелоны и направлена под Новгород. На Валдае бойцы заняли оборонительные позиции. Но в начале октября 1941 года на подступах к Москве в результате немецкого наступления части Западного, Резервного и Брянского фронтов были окружены и разгромлены. Уничтожена 81 дивизия, в плен попали 663 тысячи советских солдат и офицеров. Путь на Москву был открыт. Немцы шли на столицу триумфальным маршем, практически не встречая сопротивления. В столице воцарилась паника. Никаких дополнительных воинских резервов не было.
Особенно тяжелое положение сложилось на центральном участке фронта: по Варшавскому шоссе немцы беспрепятственно шли к Москве. Спас положение отряд десантников капитана Ивана Сорчака, который контратаковал фашистов в районе города Юхнова. Не ожидавшие этого немцы приостановили наступление на сутки. Этого времени хватило, чтобы к Москве подоспели две казахстанские (316-я и 312-я) и одна дальневосточная (32-я) дивизии. Алмаатинцев бросили на Волоколамское шоссе, а актюбинцам приказали занять оборону на центральном участке, перекрыв Варшавское шоссе.
Прямо из вагонов, неся потери при непрерывных бомбежках, бойцы бросились в атаку. Несмотря на неравные силы, актюбинцы на несколько дней сдержали продвижение противника на Боровск. Взаимодействуя с курсантами Подольского пехотного училища, 312-я дивизия держала оборону на 60-километровом участке фронта.


На подходах к деревням Ищено и Зеленино 1079-й полк 312-й дивизии отчаянно сражался с двумя немецкими дивизиями. Яростные рукопашные схватки сменялись огневым контактом. Артиллерией полка было разбито несколько больших автоколонн с пехотой, уничтожены четыре танка.
15 октября по шоссе на деревню Тяпино наступали уже тридцать танков. Огнем батареи 13 из них были уничтожены, остальные повернули обратно. На следующий день против батареи был брошен батальон эсэсовцев. Снаряды и патроны закончились, артиллеристы пошли в штыковую атаку. В тот день из 98 казахстанцев в живых остались лишь 17 человек.


В селе Детчино держал оборону 1083-й полк актюбинской дивизии. Несколько дней три немецких полка безуспешно пытались выбить наших бойцов. Семь раз Детчино переходило из рук в руки. Господствующая высота 209,9 была нашпигована металлом и пропитана кровью. Так и не сумев взять Детчино, немцы обошли ее с тыла. Еще два дня полк дрался в окружении. Только когда закончились боеприпасы, бойцы пошли на прорыв. Из двух с половиной тысяч бойцов в живых осталась лишь сотня.
Гитлеровцы на несколько дней приостановили наступление, дожидаясь резерва. За это время к Малоярославцу подтянулись кадровая 53-я стрелковая дивизия и 17-я дивизия народного ополчения. Но, к сожалению, они были не готовы к кровопролитным боям. Вот что писал в донесении командующий 43-й армией Голубев: "Пехота этих дивизий разбежалась под натиском батальона пехоты и нескольких танков. Считаю, что 17-я и 53-я дивизии деморализованы, а виновных следует предать суду. Отряду заграждения расстреливать всех бегущих с поля боя".


По сути, фронт под Москвой представлял собой точки обороны, где засели упертые казахстанцы и подольские курсанты. Гитлеровцы, встретив упорное сопротивление актюбинцев, перегруппировались и ударили по флангам. Части дивизии попали в окружение. Ей с боем пришлось прорываться к реке Нара. 22 октября 1941 года 312-я стрелковая дивизия заняла позиции по рубежу деревень Борисово, Орехово, Макарово, Марково и Корсаково. На тот момент дивизия насчитывала не более 20 процентов от штата.


В этот день в районе Корсакова немцы в количестве нескольких рот пошли в атаку. Бойцов-казахстанцев было гораздо меньше, чем фашистов, но они открыли такой шквальный огонь, что гитлеровцы поспешили убраться с поля боя. Воодушевленные удачей, красноармейцы хотели атаковать Корсаково, но полковник Наумов не разрешил этого. Используя остатки боеприпасов, он подавлял все попытки гитлеровцев выйти на шоссе. У немцев создалась иллюзия, что против них действуют свежие части. Ночью остатки 312-й дивизии отошли.


23 октября 1941 года. Тяжелейший день. Остатки дивизии обороняют деревню Орехово. В бой брошены все способные держать оружие. Сам Наумов находится с автоматом в окопах. О смерти уже никто не думал. К ней все привыкли. Дивизии, по сути, не было. На последнем рубеже встали только взвод автоматчиков и штабные работники. Но они выстояли. К исходу дня немцы прекратили наступление. А ночью подошла свежая 93-я дальневосточная дивизия.


24 октября из окружения из-под Детчино вышли остатки 1083-го полка под командованием лейтенанта Христофора Казарина, младшего политрука Дусупа Альсеитова и командира минометного расчета Нуратдина Аймагамбетова.


За две недели кровопролитных боев погибло более 10 000 актюбинцев. В дивизии осталось лишь 1 096 бойцов. Объединив остатки своих бойцов с частями 53-й и 17-й дивизий, полковник Наумов стал формировать новую дивизию. Он просил, чтобы ей оставили прежний номер – 312, но командование решило по-другому. Сводной части дали номер 53-й стрелковой дивизии. Она вела оборонительные бои, а затем перешла в наступление в битве под Москвой, освобождала Малоярославец и Медынь. Прошла долгий путь от стен Москвы до Австрии.


А 312-ю дивизию снова создали уже в августе 1942 года на Алтае. У нее тоже была славная боевая дорога, она дошла до Берлина. Но в ней уже не было актюбинцев. Все они полегли в полях под Москвой.


Много сделал для восстановления истории героической дивизии актюбинский журналист Глеб Чугунов. Благодаря ему мы можем узнать правду о наших земляках, защитивших Москву. Это командир 1079-го полка Бурков, капитаны Автандилов, Мичурин и Яиров, начальник медсанбата Шопен, лейтенант Носков, артиллеристы Абен Букеев, Карасай Джанибеков, Петр Семенов, Андрей Рекубацкий и Мади Сарсенбаев, политруки Колесников и Иван Пацаев (отец космонавта Пацаева). И еще более десяти тысяч актюбинцев из славной 312-й стрелковой дивизии.

По материалам old.express-k.kz

03.05.2016