«МУЗЕЙ ПИСАТЕЛЯ». Дар Мартуку

http://klauzura.ru/2016/09/elena-oniskova-muzej-pisatelya-dar-martuku/

В этом году нашему земляку Раулю Мирсаидовичу Мир-Хайдарову исполняется 75 лет – почтенный возраст аксакала. Исполняется 20 лет и его музею, открытому на базе краеведческого музея при акиме Е.И. Ажибаеве, первым в Казахстане высоко оценившем творчество нашего земляка.

Свое пятидесятилетие он отмечал в Москве уже известным писателем – миллионными тиражами издавалась тетралогия «Черная знать», уже был написан роман «Ранняя печаль», собрания его сочинений печатались во многих издательствах, включая «Художественную литературу». Но 55-летие он праздновал на своей родине.

Для Мартука 1996 год оказался тяжелейшим – отключалось электричество, разрушались предприятия, кинотеатр «Колос» стоял закрытым уже два года. Не платили зарплаты, закрылись детсады, в больницах не было даже бинтов и зеленки, люди уезжали.

Рауль Мирсаидович категорически возражал против проведения юбилея, он говорил: «Какой юбилей, когда люди живут в холоде-голоде, без света и тепла?! Кто придет на встречу с писателем?» Но мудрый Ерсаин Искакович утверждал, что именно в трудное для мартучан время нужен праздник… и вечер состоялся. В «Колосе» не было ни одного свободного места! Те, кто опоздал, пошли домой за стульями, публика заполнила все проходы.

У Рауля Мир-Хайдарова осталась в памяти еще одна трогательная деталь той давней встречи с земляками – скорый поезд из Москвы встретили в Актобе … с мартукским духовым оркестром и цветами, хотя в ноябре уже валил снег.

Прямо с вокзала поехали к акиму области Аслану Мусину, который способствовал проведению встречи со знаменитым мартучанином. От акима направились прямо в «Колос», который три дня топили без перерыва – настолько он промерз!

В декабре 1996 года в Мартуке открылся музей и появилась улица имени Рауля Мир-Хайдарова. Понимая, что музей создается в сложное время, в безденежье, и у Мартука проблем через край, писатель сам принялся за обустройство музея и за свои личные средства сделал его таким, каким мы можем видеть его сегодня. Есть в Мартуке люди, которые говорят: «Какой богатый музей, сколько же народных денег вбухали в такую роскошь – картины, скульптуры, антиквариат, венецианское стекло, «Тайная вечеря» Леонардо Да Винчи, отчеканенная на литом серебре.

Сегодня есть повод ответить им – от государства в музее нет ни рубля, ни гвоздя, все создано на личные средства писателя. Однажды он признался, что, посетив в разных европейских странах тридцать-сорок известных музеев, посвященных писателям, композиторам, выдающимися артистам, певцам, он отобрал лучшее из того, что увидел. Рауль Мирсаидович утверждает, что его музей по числу экспонатов может соперничать со многими подобными местами, посвященными творческим людям, в Европе и на всем постсоветском пространстве. В музее писателя представлено множество личных вещей, картины из личной коллекции, антикварные предметы, скульптуры малой формы, раритетные восстановленные фотографии своих родных, заснятых в конце 19 века, книги, журналы, восемь огромных фотоальбомов, собранных за двадцать лет. Музей получился многогранным, как и сам писатель – действительно роскошным, богатым. Жаль только, что там тесновато, мало места.

Рауль Мир-Хайдаров – почетный гражданин Мартука. Это звание он получил из рук акима Сансызбая Куттыбаевича. При нем же появилась памятная доска на здании школы, где учился писатель, теперь есть доска и на здании железнодорожного техникума, который он закончил в 1960 году.

В преддверии юбилея этого достойного человека хочется сказать и о других благих делах, сделанных им для родного Мартука и мартучан. Рауль Мирсаидович с 1988 года после покушения на него – инвалид II группы. Он не занимается бизнесом, проживает далеко и в другой стране, но даже в такой ситуации помогал мартукским школам, библиотекам, хотя в то время не имел даже собственной крыши над головой.
В Мартуке живет его друг и одноклассник Р.Халиков, известный педагог, бывший директор школы. Часто бывая в родной школе, Рауль Мир-Хайдаров видел, как она бедна, что многого в ней не хватает, и в 90-х годах он подарил детям большой телевизор, видеомагнитофон для занятий, фотокамеры и многое другое. Подарил трем школам для актовых залов роскошные ковры 5х4 метра. Такие же ковры он подарил и двум библиотекам, в которых за тридцать лет со дня открытия до дыр протерся линолеум. Часть своей личной библиотеки из Ташкента Рауль Мирсаидович подарил Мартуку и Жайсану. Активное участие он принял и в строительстве мечети, в начале стройки его денежный взнос был самым крупным. Позже, когда мечеть уже открылась, он подарил верующим старикам два огромных ковра удивительно-красивой расцветки. Эти тяжеленные ковры он привез из Москвы, но они очень скоро исчезли из мечети к великому сожалению и огорчению писателя.

К школам у нашего земляка особая любовь. Почти каждый свой приезд он встречается с педагогами и учащимися. В двух школах, опять же на свои средства, он создал школьные музеи, которые достойны внимания. Там тоже представлены картины из его личной коллекции, стенды с материалами о творческом пути писателя. Получила каждая школа и по два готовых альбома, где запечатлена история Мартука и мартучан.

В мае этого года Рауль Мирсаидович, большой любитель футбола, привез из Испании три антикварных футбольных кубка – два для школ и один кубок акимату для районных соревнований. Хочется верить, что эти кубки будут способствовать возрождению футбола в Мартуке.

Ведь когда-то в 60-х, когда трибуны мартукского стадиона заполнялись болельщиками до отказа, и в первенстве района участвовало 16(!!!) команд, как на чемпионатах мира, наша сборная выиграла первенство Казахстана среди сельских команд республики! Увеличенная фотография игроков этой команды в достойном багете тоже есть в музее. В той команде играли друзья писателя: Саша Вуккерт, Боря Палий, Витя Будко, Валерий Парамонов, Рашат Гайфулин, Жора Бапиев.

Друзья Рауля Мир-Хайдарова не только присутствуют во многих его произведениях, но и навсегда нашли место в музее, созданном нашим знаменитым земляком. Выходит, что посвящён музей не только писателю, он прежде всего о достойных мартучанах и Мартуке. Бывшему акиму Мартука Сансызбаю Куттыбаевичу, известному казахскому поэту, автору многих поэтических книг, не раз задавали вопрос – почему Мир-Хайдарову звание почетного гражданина, почему музей? На что он всегда твердо отвечал – за то, что он прописал и прославил в мировой литературе Мартук, Актобе, наши края. Пророческие слова поэта и акима – сегодня набери в любой поисковой системе «Рауль Мир-Хайдаров», и рядом с этим именем обязательно появятся – Мартук, Актобе, Казахстан. Наверное, Рауль Мир-Хайдаров – единственный житель Мартука, а может даже Актюбинской области, который представлен в Википедии и энциклопедиях многих стран, его произведения есть на сотнях сайтах, в интернет-журналах и блогах.

Настало время заглянуть в музей, где меня любезно встретили директор Ирина Сухенькая и экскурсовод Гульмира Сибгатова. Экспозиция музея начинается с небольшого зала, на переднем плане большой портрет писателя кисти талантливого художника Рустама Базарова – казаха, живущего в Ташкенте, до него в Ташкенте жил другой казахский художник с мировым именем великий Урал Тансыкбаев.. Блистательная работа интересна тем, что писатель изображен в костюме 19-го века. Рядом фотопортреты земляка в разные периоды его жизни. Среди них есть снимок, где он снят с супругой Ириной Варламовой у себя дома. В зале представлены портреты многих известных людей, с которыми писателю довелось встречаться. В белом генеральском кителе мы видим нашего известного земляка, бывшего Генерального прокурора России Олега Гайданова, он некогда начинал свой путь вместе с Ираном Амировичем Амировым. На следующем снимке Рауль Мирсаидович снят с другим известным актюбинцем, доктором наук, бывшим ректором мединститута Кайратом Канатовичем Сабыром, фото сделано в Москве в доме писателя. На противоположной стене висит огромная фотография в солидной раме под небьющимся голландским стеклом, на которой накануне открытия мемориала Кобланды-батыру за дастарханом, в тени могучего трехсотлетнего платана запечатлена компания: аким Е.И. Сагиндиков, наш земляк Амангельды Есеркепов, Рауль Мир-Хайдаров и глава администрации района.

Раскидистый платан растет на берегу огромного озера, известного с незапамятных времен, но и это не главное. Напротив этого дерева расположен аул, где жила Алия Молдагулова – известный снайпер, Герой Советского Союза. Она не только легенда, но и символ казахской женщины, с оружием в руках защищавшей Родину.

Рауль Мир-Хайдаров, бывая в музее, чаще всего подолгу останавливается у этой экспозиции. Он утверждает, что Алия в детстве наверняка прыгала с этого дерева в прохладные воды родного озера. Наверное, это дерево, озеро, родной аул снились ей на фронте. А Елеусин Наурызбаевич, хорошо знающий историю родного края, предполагает, что, возможно, и полководец Кобланды-батыр разбивал некогда свой боевой лагерь у этого озера. У многих экспонатов музея есть не менее интересные истории.

В музее представлено много знаковых людей из Актобе – прекрасная фотография со свадьбы сына Куаныша Далабаевича Елюбаева, где близкий друг Рауля Мирсаидовича Арынгазы Беркинбаев зачитывает молодым и семье Елюбаевых приветствие от писателя из Греции и тут же рядом Избак Куанышевич Умурзаков показывает гостям подарок от него – картину ташкентского художника Шакира Закирова, на которой изображена влюбленная восточная пара. А если заглянуть в альбомы, можно встретить там весь цвет Актобе, его истеблишмент за последние двадцать пять лет. Когда-то эти альбомы станут наглядной историей становления новой элиты Актобе. Там вы увидите академиков Кенжегали Кенжебаева и Темирхана Бердимуратова, генерала Булата Шайманова, сенаторов: Ирана Амирова, Избака Умурзакова, Серика Мукашева, видного политика Аслана Мусина и его брата Орынбасара Еспулаевича, легендарного Серика Бимурзина, мартучанина Нурлана Турбаева, Наталью Глебовну Бандровскую и ее сыновей Глеба и Вячеслава, видных политиков и бизнесменов, известных предпринимателей Гаика Тертеряна и Тулегана Танатарова, братьев Нокиных, Сиражетдина Барышева и многих-многих других.

В этом же зале висит большая фотография известной в Москве гостиницы «Пекин», ее по заказу Р.Мир-Хайдарова глубокой ночью, сияющей огнями, снял именитый фотохудожник Глеб Шульпяков. В «Пекине» писатель останавливался регулярно в течение 26-ти лет, с 1963 по 1989, пока после покушения на него не переехал в белокаменную. В иной год он живал здесь и по три раза, и по пять. Первые шестнадцать лет приезжал в командировки в «Минмонтажспецстрой», который находился напротив «Пекина», через дорогу, а с 1976 года останавливался здесь по брони Союза писателей СССР. Приезжал по издательским делам, отсюда уезжал в заграничные поездки. Почему «Пекин»? – спросите вы. Потому что в ту пору вокруг «Пекина» располагалось пять театров, Концертный зал им. П.И. Чайковского, театр «Сад Эрмитаж», а если пересечь улицу Горького, там находилось его любимое легендарное кафе «Синяя птица», где день играл саксофонист Клейбанд, а другой день гитарист Громин – знаковое, культовое кафе 60-тых. Лучшего места для театрала-меломана, наверное, в Москве не найти. Гостинице «Пекин» и ее ресторану посвящена целая глава в его мемуарах «Вот и все… я пишу вам с вокзала», на мой взгляд – самая интересная глава.

В этом зале музея есть еще два экспоната, которые привлекают внимание всех – и молодых, и старых. Бросается в глаза факел Vll зимних Азиатских игр, который впервые пронесли по все городам Казахстана. В Актобе среди известных факелоносцев был и Рауль Мир-Хайдаров, он передал в эстафете факел Серику Бимурзину, двукратному чемпиону мира по кикбоксингу. С Сериком он дружил много лет, и фотографий чемпиона мира в музее много. Другой экспонат, привлекающий внимание, это личный роскошный Коран писателя с его фотографией на внутренней стороне обложки. Это подарок муфтия мусульман России, известного в мире богослова Равиля Гайнутдина.

В музее трижды в неделю бывают школьники всех трех школ, приходят разные классы. Что больше всего привлекает внимание школьников? – спросила я у экскурсовода Гульмиры. Оказывается, манекен в солидной кавказской бурке и лохматой папахе с кинжалом на поясе. Я тоже разделила интерес ребят… и узнала историю этого необычного подарка. Черную кавказскую бурку Раулю Мирсаидовичу подарил от имени чеченского народа известный поэт Руслан Ахтаханов, бывший ректор Грозненского университета. Он выпустил уникальную книгу в двух томах в… стихах под названием «Горжусь Чечней, героев подарившей миру». В этой книге отдана честь и память всем известным чеченцам за последние два-три века, их знают, помнят, чтут – память о них не затерялась в веках. В книге нашлось место и людям, которые поддержали чеченцев в трудные моменты их истории – чеченцы знают и чтут и этих людей. В книгах Рауля Мир-Хайдарова много страниц посвящено чеченцам, их высочайшей пассионарности. Это о них он говорит – я не знаю другого народа, при всем уважении к другим, у которого честь, достоинство, гордость, верность ценятся превыше всего, даже жизни. В чеченском языке нет слова «раб», как и нет понятия «господин» – отсюда берет начало их ментальность. Посвятил Руслан Ахтаханов стихотворение и нашему земляку, редким людям посвящают стихи от имени народа.

Кто интересуется этой историей, может найти ее на сайте www.mraul.ru в разделе «писатели о писателях» под названием «История одного стихотворения». У этой истории трагический конец – 17 ноября 2011 года, когда Р.Мир-Хайдаров в Актобе шел на творческий вечер, посвященный его 70-летию, раздался телефонный звонок, их в тот день было много. Звонил Магомед, сын Руслана Ахтаханова, он сказал: «Рауль-агай, сегодня в центре Москвы застрелили моего отца». В тот вечер гости Р.Мир-Хайдарова почтили память поэта Ахтанова минутой молчания.

Если бурка, кинжал привлекают больше мальчишек, то девочкам, особенно старшеклассницам, нравятся антикварные французские миниатюрные портреты парижских красавиц, выполненные в шелкографии и оформленные в ажурные бронзовые рамки. Особенно долго девочки задерживаются у портрета Сергея Есенина с Айседорой Дункан, снятого в Америке, в Голливуде. Эту фотографию высочайшего качества писатель приобрел в Париже и достойно оформил в Москве. Где бы юные мартучане могли увидеть поэта с известной танцовщицей, если бы не Рауль Мирсаидович…

Девочки подолгу задерживаются возле югославского серванта прекрасной сохранности, точно такой же был в первой квартире писателя в Ташкенте. Нравятся девочкам шары-вазы для цветов из венецианского стекла и длинная ладья вишневого цвета, привлекают их китайские вазы красного дерева со сценками из жизни богдыханов под прозрачным пекинским лаком. Особенно волнует их огромная розовая поющая океанская раковина, привезенная Светланой Резниковой с Кубы и подаренная музею в год открытия.

Среди многих прекрасно оформленных фотографий самого писателя, снятых в разные годы, выделяется одна настольная с оригинальной подставкой – портрет словно впечатан в полированное дерево. Этот подарок особенно любим писателем, его сложными путями передали ему заключенные из актюбинской тюрьмы в знак уважения. Рядом с этой настольной фотографией висят благодарственные письма от двух Президентов Татарстана – М.Ш.Шаймиева и Р.Н.Минниханова, тут же благодарственное письмо и от акима области Е.Н.Сагиндикова.

Нельзя не упомянуть и личные вещи Рауля Мир-Хайдарова в музее, здесь их много, и это действительно личные вещи каждодневного пользования. Есть японские пиалы, случайно купленная дюжина на Алайском базаре Ташкента в 1964 году, от которых осталось только три. Тончайший фарфор, изящный серебристый орнамент прекрасно сохранился, белизна удивительная, хотя им уже по пятьдесят лет! Есть и подстаканник, тоже долгие годы служивший верой и правдой хозяину в командировках. Есть и австрийский станок для бритья, купленный в Вене в прошлом веке, подарочное изделие, на высокой витиеватой хромированной подставке, а ручка станка выполнена из бычьего рога. Есть хищно-изящный нож, кнопочный, с выкидным лезвием, такие мы видим в гангстерских фильмах. Нож вызывает особую зависть у молодых мужчин, но за этим экспонатом надлежащий догляд. Он тоже с историей. После покушения, когда Рауль Мирсаидович лежал в травматологии, к нему постоянно шли читатели, «Пешие прогулки» в ту пору зачитывались до дыр, передавались из рук в руки. И один гость, уходя, подарил ему этот немецкий нож и сказал – вам теперь лучше ходить с ним, жаль, не могу подарить пистолет. Конечно, Рауль Мирсаидович понимал ценность подарка, воистину мужского подарка, оттого передал его в музей.

Но самой ценной экспозицией в музее, на мой взгляд, является картина Леонарда да Винчи «Тайная вечеря», выполненная из итальянского серебра в конце 19 века. Оклад картины за сто с лишним лет деформировался, но Рауль Мирсаидович заказал достойное обрамление. К подарку писатель приложил материалы о картине, её авторе и о «Тайной вечере», какое значение она имеет для христианского мира и как художник визуально трактует библейский сюжет.

Среди личных вещей стоит упоминания немецкая портативная печатная машинка в кожаном футляре, все в идеальной сохранности, хотя выпущена в 1938 году в Мюнхене. Сохранился в семье и довоенный патефон, редкий предмет по тем временам, успел попользоваться им в отрочестве и Рауль Мирсаидович. Как-то он упоминал, что в седьмом классе у одноклассницы Дины Кадыровой мать уехала на два дня в город, и они устроили там вечеринку, и патефон не умолкал весь вечер, тогда люди не были перекормлены музыкой. Бросается в глаза и унцукульская самшитовая трость, инкрустированная серебряными вставками и покрытая красным лаком, сделанная в Дагестане, ею писатель пользовался после покушения.

Есть и две не бросающиеся в глаза вещи, на которые, на мой взгляд, стоит обратить особое внимание и обязательно прочитать аннотации к ним. В 18 лет уезжая из Мартука навсегда, Рауль Мирсаидович взял с собой только самодельные клещи, принадлежавшие его отцу, больше от него ничего не осталось, даже фотографии, даже могилы, куда можно было бы прийти поклониться. По убеждению писателя могилы предков – величайший дар Всевышнего, и пока они есть, они поддерживают дух потомков, и в сердце человека покой. Он это уяснил с детских лет и не считает, что это связано с религией, больше с душой, отвечающей за нравственность. Отец Рауля Мирсаидовича сгорел в танке в декабре 1941 года под Москвой, но он узнает об этом только после 25-летних семейных поисков факта его гибели. Эти клещи и есть «личные вещи» отца, такое же «наследство» получили миллионы его сверстников, это должны знать и понимать наши потомки. У поколения писателя нет имущественных претензий ни к отцам, ни к Отечеству. Эти клещи хранились 25 лет в Мартуке, 30 лет в Ташкенте, покидая Ташкент не по своей воле на костылях с одной спортивной сумкой, он захватил их в Москву и там хранил тоже почти 20 лет, чтобы снова, через 50 лет, они вернулись в Мартук. Не надо рассматривать этот скромный экспонат только как кустарное изделие безымянного мартукского кузнеца, которое не догадались выбросить на свалку. Эти клещи являются для писателя связью времён и поколений. В том, что их хранили 70 лет заложен глубокий философский смысл-намёк. Этим экспонатом писатель как бы говорит неожиданно появившемуся меркантильному и сверхпрактичному поколению, что в жизни можно достичь успеха и положения даже получив только такое наследство.

Интересен и другой экспонат, он не случайно расположен рядом с отцовским «наследством». Под ним более подробный информационный текст, на который мало кто обращает внимание, а зря. Дело вовсе не в красивой, надраенной до блеска медной дверной табличке, на которой старинной вязью художник тщательно, глубоко – на века – выгравировал «Рауль Мир-Хайдаров». В Ташкенте писатель двадцать лет проработал в «Спецмонтаже», где, видимо, пришелся ко двору, потому что в 23 года, не отработав и года, получил квартиру в новом экспериментальном доме на улице Лисунова – редчайший случай! В те годы люди жили открыто, не было «Рублевок» и целых жилых массивов, изначально предназначенных для богатых. Раньше академик, известный музыкант, большой чиновник могли жить по соседству с медсестрой, учителем, слесарем. Даже еще не обзаведясь мебелью, Рауль Мир-Хайдаров заказал медную дверную табличку со своей фамилией, была еще такая традиция в столичных городах обозначать свое жилье. Он вообще всегда придавал большое значение эстетике своего жилья. Со временем он переехал в центр Ташкента на улицу Гоголя и захватил табличку, она обозначала не адрес, а фамилию владельца квартиры. Тринадцать лет эта всегда надраенная пластинка украшала дубовую дверь писательской квартиры, в которой всегда было много гостей.

После покушения, понимая, что жизнь в Ташкенте для него закончилась, он снял «визитную карточку» со своей обжитой квартиры и уехал в Москву, где его никто не ждал и никто не приглашал. После восьмилетнего проживания в Переделкино в Доме творчества писателей, по сути ставшим для него платной гостиницей по «пятизвездочной» московской цене, он все-таки на свои гонорары купил квартиру, в ней он живет и по сей день. Фото этого дома с писателем на переднем плане тоже представлено в экспозиции музея. Казалось, что табличка наконец нашла себе место… но кто же сегодня решится указать свое имя на своей двери при жуткой преступности в Москве, а ведь писателю когда-то казалось, что эта табличка навсегда сохранит его имя, хотя бы на двери его собственного дома. Дом есть, а привязать его к своему имени – значит вынести смертельный приговор себе и своей семье. Завтра могут прийти убийцы и грабители, однажды на него уже покушались. Так резко поменялась жизнь. Оттого табличка оказалась в музее – как знак, символ катастрофического слома жизни. Пожалуйста, обратите внимание на эти незначительные предметы быта, так долго бывшие в руках писателя.

Рауль Мир-Хайдаров много путешествовал по миру с советских времен. У него есть две фотографии, снятые на самых крайних точках Европы и Азии – на мысе Рока в Португалии, на берегу Атлантического океана в 1980 году, а другая – на берегу Тихого океана в Находке в 1982 году. Как только появилась возможность свободно выезжать за границу, он посетил все столицы Европы, включая Лихтенштейн, Андорру и Люксембург. Его всегда интересовали: музеи, современные выставочные залы, галереи, великие оперные театры, знаменитые стадионы, города, где жили его любимые композиторы, художники, скульпторы, великие дирижеры и режиссеры – все, что касалось культуры в самом широком смысле его понимания. Посетил он города, где сложились великие симфонические оркестры и выдающиеся джазовые биг-бенды. Поэтому в музее висит в прекрасном оформлении фотография одного из его любимых джазовых оркестров. Под ней тоже дана обширная информация.

Не забыл он посетить и страны, где жили и творили его любимые писатели и их литературные герои. В музее вы найдёте большие, хорошо оформленные цветные фотографии, где он снят в Венеции на острове Сан-Микеле у могилы поэта И. Бродского; в Швейцарии, в Монтре у памятника В.Набокову; в Грассе у виллы «Бельведер», где тридцать лет прожил И.А.Бунин. На Лазурном берегу писатель много лет ищет следы любимого Ф.С.Фицджеральда и его литературных героев – и ведь находит!

Многие свои путешествия он описал в рассказах, эссе, литературных портретах, но больше всего – в мемуарах.

Рауль Мирсаидович вместе с супругой Ириной, прекрасно знающей европейские языки, бывал несколько раз подолгу в Лондоне, об этих поездках есть фотографии в музейных альбомах, а несколько искусно оформленных больших фотографий Лондона висят в одной из экспозиций. Привлекает внимание фотография бронзовой скульптурной композиции, где друг напротив друга сидят Рузвельт и Черчилль, а между ними устроился Рауль Мирсаидович. Есть и памятная покупка из Лондона, сделанная а 1995 году. Писатель нашел там самую старую мастерскую Англии, где зонты делают с 1830 года кустарным способом, вручную, и купил себе на память о Лондоне зонт с гнутой ручкой из редкого африканского дерева, на которой красуется герб заведения. Рядом с зонтом – театральный бинокль в кожаном футляре, он приобретен в Москве в 1962 году, чувствуется, что бинокль часто бывал в руках писателя и видел много интересного в московских и ташкентских театрах и концертных залах.

Писатель в музее не мог не отдать дань своего уважения руководителям Мартука, их было много, и каждый из них внес свою лепту в развитие поселка. На взгляд Рауля Мирсаидовича, самым успешным и значимым на его памяти был Саин-агай Шынтасов. Писатель, к сожалению, не был знаком с ним лично, но это не меняет его оценки деяниям Саин-агая. Оттого портрет С.Шынтасова занимает в музее достойное место.

В музее много картин современных художников, они из личной коллекции писателя, есть и работы французских, итальянских, испанских и немецких мастеров, и все они органично вписались в интерьер здания – бывшего райкома партии, построенного в 1961 году при Саин-агае, так что, выходит, он здесь присутствует в собственном доме.

Я считаю – для того, чтобы описать все экспонаты музея, нужно обладать знаниями искусствоведа, оттого я даже и не пыталась оценивать скульптуры малой формы, коих в музее немало, а написала только личные впечатления и впечатления тех, кто сегодня работает там.

Из Мартука вышло много людей разных профессий, но пока нет своего искусствоведа. Я верю, что он скоро появится, ведь у нас есть и художница с мировым именем – Марзия Жаксыгарина из Чайды. Вот он, искусствовед, когда-нибудь напишет монографию об экспонатах музея, собранных писателем и переданных в дар Мартуку и мартучанам.

Несколько лет назад я задала Раулю Мирсаидовичу вопрос – почему вы столько сил и средств вкладываете в сельский музей? Вы могли бы открыть его в Актобе, Ташкенте, где прожили тридцать лет. Он ответил – музей я создал только для того, чтобы юноши и девушки Мартука поняли, что в жизни можно стартовать отовсюду – место рождения для успеха не важно, оно никак не влияет на реализацию личности по самым высоким требованиям. Мой пример и этот музей должны укреплять их веру в собственный достойный путь, которым они прославят Мартук и после меня. А что касается музея в Актобе, и для него я сделал немало – подарил 60 картин, помог отремонтировать зал, где должны были висеть эти полотна, сделал достойное освещение, оформил картины в багет, конечно, подарил ковёр. Жаль, что об этом мало кто помнит.

На этом я закончу экскурсию в сельский музей европейского уровня, где все говорит о любви и уважении Рауля Мирсаидовича Мир-Хайдарова к нашему Мартуку.


Елена Ониськова
Мартук 12.09.2016

23.09.2016